- StarsLife. Новости шоу-бизнеса, светская хроника, знаменитости, звезды шоу-бизнеса, новости королевских семей - http://www.starslife.ru -

Даррен Аронофски заставил Микки Рурка резать лицо

Режиссер фильма «Рестлер» Даррен Аронофски [1] приехал в Россию на премьеру своей картины – она стартует в прокате сегодня, 26 апреля.  День провел в Москве, пообщался с журналистами и перебрался в Санкт-Петербург. «Я приехал утром, еще ничего не успел посмотреть – но выглядит круто. Уже предвкушаю, как проведу здесь три дня. Я большой фанат Достоевского, так что хочу пройтись по всем местам «Преступления и наказания». Еще, возможно, приобщусь к ночной жизни – как тут с ней у вас, хорошо? Хочу попробовать вашу кухню. Насчет Эрмитажа – схожу, конечно, но я не большой поклонник музеев».

Не избежал Даррен и общения с местной прессой, накануне посмотревшей «Рестлера» на пресс-показе в кинотеатре «Кристалл Палас». Если кто еще не в курсе, то напомню: Микки Рурк [2] сыграл в этом фильме стареющего рестлера Рэнди «Барана» Робинсона – парня, всю жизнь отдавшего этому странному, но любимому в Америке виду спортивного шоу. За роль «Барана» Рурк номинировался на «Оскар», благополучно уступил его Шону Пенну [3], что не помешало и ему, и Аронофски стать новыми героями Голливуда. Ведь фильм снимался буквально за гроши – всего за 6 млн. долларов, которые Даррен собирал по крупицам со всех, кто мог дать. Основной проблемой стала фигура Рурка, под которую денег давать никто не хотел – пришлось даже пойти на хитрость и пригласить в проект Николаса Кейджа [4], который через два дня заломил несусветный гонорар и выбыл из игры. Вот таким хитрым образом Микки все-таки сыграл свою лучшую за последние годы роль, которая писалась специально для него.

— Когда писался сценарий, в главной роли мы изначально видели Рурка, — говорит Аронофски. – Сценарист Роберт Сигел даже его фотографию повесил у себя над столом для вдохновения. Очень многое в сценарии – из биографии Микки, для меня этот фильм стал своего рода документальной картиной о его жизни.

Даррен Аронофски в Петербурге

При этом и Даррен, и Роберт вовсе не были уверены, что Рурк сможет сниматься в их фильме – образ жизни актера ставил под сомнение всю затею. Но когда на площадке возник Кейдж и отработал пару дней, все поняли – включая Николаса – что кроме Рурка никто не сможет сыграть эту роль. Дарен вновь обратился к Микки и заявил, что найдет под него деньги, если тот возьмет себя в руки и будет работать. Рурк, умница, шанс не упустил. Пока Аронофски собирал необходимый бюджет, актер приводил себя в форму, правильно питался и набирал нужный вес. Правда, пытался уговорить Дарена отказаться от идеи рестлинга.

— Он ведь профессиональный боксер, так что не очень хотел сниматься в фильме о рестлинге, — смеется Дарен. – Пробовал даже уговорить меня поменять в сценарии вид спорта. Но мне хотелось снять именно об этом. Я не фанат рестлинга, смотрел его подростком пару месяцев – и все. А когда вырос, подумал: почему об этом спорте никто ничего не снял? Есть фильмы о боксе, о чем угодно – только не о рестлинге. Я принялся изучать его, и чем больше узнавал, тем больше им проникался. В Америке рестлинг очень популярен! Это, конечно, больше шоу, чем спорт и за пределами ринга рестлеры очень поддерживают друг друга. Хотя, конечно, не всегда у всех складываются дружеские отношения – парни могут и по-настоящему выяснять, кто круче, вне ринга.

Даррен выступает перед зрителями в кинотеатре «Аврора»
Даррен Аронофски в Петербурге

Идею фильма Аронофски вынашивал с конца 90-х, а когда дошли руки до сценария, он переписывался 30 раз – режиссер хотел, чтобы все было идеально. Результат – невероятная шумиха, номинации на «Оскар» и безоговорочное признание фильма профессиональными рестлерами, которые даже лили слезу на плече Микки Рурка – так были впечатлены парни.

Несмотря на то, что рестлинг – шоу, все увечья и травмы в нем настоящие. Этакая боль, возведенная в искусство, травмы как часть работы. В фильме есть эпизод, когда Рэнди тайком достает из повязки на руке бритву и режет себе лоб, чтобы пошла кровь для пущего эффекта. Как рассказал Аронофски, это довольно распространенный прием: до представления борцы выпивают две таблетки аспирина, разведенных в стакане виски – этот коктейль разжижает кровь, и в результате при малейшем порезе она течет рекой.

— До начала съемок я хотел убедиться, насколько Микки горит желанием работать, — сообщает Даррен. – Поэтому рассказал ему о таком приеме и спросил, готов ли он по-настоящему резать себе лоб. Понятное дело, я не собирался всерьез заставлять его уродоваться – просто хотел проверить парня на прочность. Мы уже заказали искусственную кожу за 3 тыс. долларов – гигантские деньги для нашего бюджета! Но в день съемок Микки заявил, что все сделает сам. Я попытался запретить ему это – если бы он занес себе какую-нибудь заразу, страховая компания не покрыла бы нам издержки из-за простоя. На что Рурк ответил: «Пошел нахрен, я сделаю то, что хочу! Твоя задача – быть уверенным, что камера работает». И он действительно это сделал – порезал себе лоб. А ту искусственную кожу пришлось выкинуть в мусор.

Даррен Аронофски в Петербурге

— Каково было работать с Микки Рурком?
— Трудно. Он очень большой перфекционист, но еще он очень ленивый. Однако в промежутках между командами «Мотор» и «Снято» Микки – очень талантливый и выкладывается на все сто.

— Как долго вы репетировали каждую сцену?
— Микки не репетирует. Обычно нам требовалось снять 2-4 дубля, чтобы он выучил слова. После этого он тут же хотел бежать домой, а оттуда – на какую-нибудь тусовку. Пришлось мне отобрать у него часы и телефон, чтобы он не контролировал время – только так смог заставить его делать на пару дублей больше.

— Микки в интервью говорил, что сам придумал носить слуховой аппарат – а вы ненавидели это и кричали ему: «Никакой станиславской бутафории!» Вы действительно такой противник системы Станиславского?
— Нет-нет, я думаю, это очень хорошая система – просто иногда, по-моему, актеры заходят слишком далеко и очень много думают о ней. Насчет этой шутки я сказал Микки: ок, оставишь ее при условии, что не будешь до нее дотрагиваться. Он-то пытался как-то ее обыграть – а я не хотел, чтобы он это делал.

— Вы сейчас для Микки – как Квентин Тарантино для Джона Траволты: тот тоже снял его в «Криминальном чтиве» после долгого перерыва и дал второй шанс его карьере.
— Ну, я так счастлив за Микки, что он снова может работать. Я его большой поклонник и хочу видеть, какие фильмы он будет делать дальше.

— «Рестлер» снят в основном в приглушенных зимних тонах. Яркие цвета есть только в баре и на ринге. Почему так?
— Это подчеркивает конец шоу, это граница между фальшивостью и жизнью. Реальный мир гораздо жестче, а цвет показывает привлекательность фантазии. Хорошая наблюдательность. Я рад, что вы это увидели.

Букетик держит как биту:)
Даррен Аронофски в Петербурге

— Ваш следующий проект – «Робокоп». Можете что-нибудь о нем рассказать?
— Мы находимся в процессе работы. Еще нет сценария, так что вообще ничего неизвестно. Кастинг тоже не проводился, я об этом вообще не задумывался еще – раз даже сценария нет.

— Еще вы должны снимать фильм о боксе «Борец» с Марком Уолбергом. Чем он будет отличаться от «Рестлера»?
— Я уже не участвую в этом проекте.

— Вы сняли «Пи», «Реквием по мечте», «Фонтан» и «Рестлер». Какой ваш фильм самый любимый?
— Больше всего я горжусь «Фонтаном», но любимца у меня нет. Для меня лично самое лучшее, что я снимал – это «Фонтан», потому что он самый сложный, что я когда-либо делал.

— Но все ваши фильмы очень разные по стилю. Почему так? Вы каждый раз пытаетесь найти что-то новое?
— Я просто всегда пытаюсь тормошить себя, быть открытым и честным с материалом. Я считаю, что у каждой истории есть своя правда, которую тебе надо открыть. Своя правда и свой стиль.

— И в каком стиле тогда будет следующий проект? Как вы это чувствуете?
— Ну, я обычно сначала читаю сценарий и пытаюсь понять, как он звучит.

— Вы любите комиксы, Фрэнка Миллера — сами бы хотели снять комикс?
— Ну, сейчас все снимают комиксы, так что я хочу попробовать что-нибудь другое.