Дрю Бэрримор и Пэрис Хилтон вспоминают о своем трудном подростковом возрасте

Когда Дрю Бэрримор смотрела недавний документальный фильм Пэрис Хилтон на You Tube Originals, она чувствовала себя увиденной.

В почти двухчасовом фильме «Это Париж», снятом получившим премию «Эмми» режиссером Александрой Дин, Хилтон подробно рассказывает о насилии, которому она подвергалась в школе-интернату в Юте, и о том, как ее травма отразилась во взрослой жизни. Во время выступления в понедельник в эпизоде нового ток-шоу Бэрримор звезды поделились своим опытом помещения в учреждения для несовершеннолетних с поведенческими проблемами.

«Мы знали друг друга на протяжении всей нашей детской и взрослой жизни — я знаю вас много лет», — сказала 45-летняя Бэрримор 39-летней Хилтон. «Мне кажется, что, когда дело доходит до интервьюера, возможно, были те же переживания, что и у гостьи. Я была там, где вы были. И смотрела ваш документальный фильм. Я не знаю, сколько интервью и разговоров у меня будет на этом шоу, где я также смотрю зеркальное отражение всего, через что я тоже прошла».

«Итак, я хочу поговорить с вами, и вы знаете, что ко мне тоже приходили люди и забирали меня», — продолжила она. «Я была заперта в одиночной камере около года, полтора года. Я не видела ничего подобного действительно».

В своем документальном фильме Хилтон вспоминает, как ее забрали с постели, как будто ее похитили однажды ночью. Она закончила школу Прово-Каньон в Юте, где, по ее словам, она и ее сверстники страдали от физического и эмоционального насилия и регулярно получали таинственные таблетки. Когда она отказалась брать их, она говорит, что ее отправляли в одиночную камеру без одежды, иногда на 20 часов подряд. (В заявлении в прошлом месяце, а также на своем веб-сайте школа отметила, что сменила владельца в августе 2000 года после того, как Хилтон была их ученицей. «Поэтому мы не можем комментировать данную ситуацию до этого времени», — говорится в заявлении.)

В разговоре с Бэрримор Хилтон объяснила, что эмоциональное откровение ее травмирующего прошлого «не должно было быть исходной предпосылкой фильма».

«Я хотела снять фильм, чтобы показать, какая я бизнесвумен, и все, что я достигла, потому что мне кажется, что обо мне существует очень много неправильных представлений», — сказала она. «А потом во время съемок я так сблизилась с режиссером. У нас были сестринские отношения, когда я чувствовала, что могу раскрыть с ней все что угодно. И она сказала мне: «Это так важно, что ты расскажешь свою историю, потому что вы собираетесь помочь другим пережившим, и люди захотят выступить со своими историями». Для меня это было очень сложно, потому что я никогда не хотела говорить об этом публично».

«Мне было стыдно, что люди узнают об этом», — призналась она. «Теперь я знаю, что мне не должно быть стыдно, людям, которые работают в этих местах и ​​жестоко обращаются с детьми, должно быть стыдно».

Тем не менее, переживания Хилтон и Бэрримор были очень разными. Бэрримор, которая пристрастилась к алкоголю и наркомании еще будучи ребенком -актрисой, сказала, что учреждение, в котором она оказалась, в конечном итоге спасло ей жизнь.

«Я должна сказать, что люди там были в общем-то хорошими», — сказала она. «Да, мне не нравилось, когда меня бросали в одиночную камеру. Скажу, что я была бунтаркой. Было много других детей, таких как я, и моя мама просто не знала, что со мной делать. Я принимала наркотики. Я была неконтролируемой. Она просто вскинула руки и бросила меня туда, не зная, куда еще обратиться. И это место действительно помогло мне и спасло мою жизнь, и я бы сейчас вообще ничего не стала менять».

Хилтон же, с другой стороны, столкнулась с проблемами доверия и посттравматическим стрессом.

«Мои мама и папа были очень строгими, когда я жила в Лос-Анджелесе, мне не разрешали ходить на свидания, я не могла краситься, не могла ходить на школьные танцы. Они просто не хотели, чтобы я росла. Затем я переехала в Нью-Йорк, и тогда моя жизнь изменилась, и я просто тайком уходила по ночам, ходила в клубы и сбегала со школы, но не делала ничего ужасного — просто хотела выйти ночью, и это действительно напугало моих родителей».

До съемок фильма Хилтон никогда не рассказывала своим родителям Кэти и Рику Хилтону о том, что с ней случилось. Хотя Рик не показан в документальном фильме, в нем запечатлены моменты откровения с Кэти, и Хилтон говорит, что фильм действительно укрепил их отношения.

«У меня множество проблем с мамой, многие из которых я отпустила где-то около 40 лет», — сказала Бэрримор. «Каков статус ваших отношений с Кэти прямо сейчас?»

«Мы ближе, чем когда-либо, — сказал Хилтон. «Это то, о чем мы просто никогда не говорили, поэтому ей было очень трудно слышать, но я думаю, что разговор об этом сблизил нас».

inna_r

С 2008 года журналист, автор множества статей, с 2019 года автор сайта Starslife.ru

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *