Ник Лоеб написал открытое письмо

Скандал с замороженными эмбрионами актрисы Софии Вергары и её бывшего возлюбленного Ника Лоеба продолжается. Мужчина опубликовал открытое письмо в газете New York Times, в котором рассказал и о причинах расставания с Софией, и о своих претензиях к ней.

19th Annual Screen Actors Guild Awards - Show 19th Annual Screen Actors Guild Awards - Cocktail Reception
Краткое изложение «первых десяти серий»: в 2013 году, когда у Лоеба и Вергары ещё были любовь и понимание, они предприняли несколько попыток стать родителями с помощью суррогатной матери. Попытки были неудачными, но оплодотворённые яйцеклетки артистки остались «до лучших времён». Времена изменились, они расстались и теперь Вергара шьёт жёлтое подвенечное платье у Донтэллы Версаче для брака с новым возлюбленным актёром Джо Манганьелло. Что делать с эмбрионами? София требует и дальше держать их потенциальных детей в замороженном состоянии, Ник же хочет, чтобы эти эмбрионы выносила и родила суррогатная мать.
Лоеб обратился в суд с требованием, чтобы София разрешила ему получить их детей таким способом. При этом он не требует от неё ни материального обеспечения, ни участия в воспитании, но если она этого когда-то захочет, он и здесь готов пойти ей навстречу и разрешить. Но Вергара стоит на своём – уничтожать их она не собирается, просто хочет, чтобы они были в замороженном состоянии.
В открытом письме 39-летний бизнесмен сообщает.
«Я считаю, что держать эмбрионы в вечно замороженном состоянии – это то же самое, что и уничтожить их. Я давно намеревался стать отцом. Для меня эти дети уже существуют, я просто хочу стать настоящим отцом. Дело в том, что спасти их жизни – мой отцовский долг.
Многие задают мне вопрос, почему я не могу просто жить дальше, завести семью и детей. Я обязательно сделаю это, но это не значит, что я должен разрешить уничтожить эти две жизни. Я уже создал их, и не могу позволить оставить их в замороженном состоянии до конца веков.
Мы создали эти эмбрионы, чтобы продолжить род. Это новая жизнь, а не наша собственность, не так ли? Почему нежелание одного из пары становится родителей должно лишать и второго такой возможности, тем более, если этот второй верит в святость жизни и мечтает дать этим детям шанс» – говорит Ник.
Он недоумевает, почему в этом случае решение остаётся за женщиной. Как и в случае, если мужчина против ребёнка, а женщина хочет его.
«Почему же мужчина, который может взять на себя ответственность за детей, не получает такого права, раз женщина против? Я не говорю о праве распоряжаться собственным телом, как в случае абортов. Я говорю о своём праве родителя защитить моих ещё не родившихся детей» – сказал бизнесмен.
Как он и заявлял ранее, причиной их расставания в мае прошлого года стало нежелание Софии иметь детей. У неё уже есть взрослый 23-летний сын от первого брака с актёром Джо Гонсалесом, и даже в новых отношениях с Манганьелло она не желает иметь потомство.
«Мы обручились с ней в 2012 году, и я сразу же заговорил о детях. Она не была против, но настаивала на суррогатном материнстве. Я был так счастлив, когда мы получили эти эмбрионы женского пола, что даже начал придумывать им имена.
Мы сделали две попытки, но они, к сожалению, были неудачными – эмбрионы не прижились. Я был просто подавлен. Через год мы снова предприняли попытку, и снова у нас получилось два эмбриона женского пола. Я понял, что небеса мне дали второй шанс. Но когда мы начали искать суррогатную мать, я понял, что хочу детей больше, чем моя невеста, а мы ведь были вместе четыре года! Когда мне исполнилось сорок лет, я уже потребовал детей в ультимативной форме, и мы расстались» – рассказал Ник.
Твой шаг, София.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *