“Суррогаты”: роботы среди нас

24 сентября в наш прокат выходит новая картина с Брюсом Уиллисом в главной роли – “Суррогаты”. Мир будущего. У каждого из нас есть робот-суррогат – сексуальный, физически совершенный механизм, наша улучшенная копия. Наш суррогат может то, что недоступно нам, с его помощью мы переживаем самые разные приключения – не выходя из дома. Благодаря суррогатам мы живем в идеальном мире, где нет преступности, боли и страха. Но вот впервые за много лет в этом совершенном мире происходит убийство – и раскрыть его может только агент ФБР Грир, которого и сыграл Брюс Уиллис. Ради этого Гриру придется отказаться от собственного суррогата и рисковать жизнью.

Вот такая идея родилась у автора серии комиксов Top Shelf Comix Роберта Вендитти. Он вспомнил тему из учебника по социологии, который читал еще в школе. “В книге описывались изучения людей, играющих в игры по сети, – рассказывает Вендитти. – Я был поражен, настолько сильно затягивало игроков создание своих виртуальных прототипов. Игра увлекала их настолько, что они могли потерять работу, расстроить свои брак – только потому, что не могли отделить свою реальную жизнь от созданного виртуального героя. Это не выходило у меня из головы – среднестатистический человек жаждет быть кем-то другим”.

В режиссерское кресло фильма сел Джонатан Мостоу, снявший “Терминатора 3”. “Основной идеей “Суррогатов” я считаю определение человечности в безумном технологическом мире, в котором мы живем, – говорит Мостоу. – Я ничего не имею против технологии. Прелесть технологии состоит в том, что она освобождает нам время для творчества и вообще для всего того, на что времени постоянно не хватает. С другой стороны, мы в какой-то степени становимся рабами технологии. Мы прикованы к нашим мобильникам и наладонникам. Здорово, когда у тебя есть ящик электронной почты, но когда ты ежедневно вынужден тратить по нескольку часов, отправляя письма, это становится своеобразной обязанностью. Новые возможности и технологические гаджеты в определенном смысле лишают нас свободы”.

Брюс – агент Грир

Брюс Уиллис стал самой очевидной кандидатурой на роль агента Грира. “Брюс идеально подходит на роль копа, хотя он, наверное, идеально подходит на роль Кого-бы-бто-ни-было, – объясняет продюсер фильма Дэвид Хоберман. – По ходу своего расследования ему предстоит выяснить, в чем состоит конфликт суррогатной технологии и человечества. И это открытие неизбежно вовлечет его героя в кризисное состояние. В фильме будет также много динамичного экшена и всего того, что зрители хотят увидеть в “фильме с Брюсом Уиллисом”.

Все герои Уиллиса спасают мир в одиночку – но не без помощи напарников. В этом фильме у агента Грира в помощницах – агент ФБР Дженнифер Питерс в исполнении Рады Митчелл. Питерс в картине – сразу три версии: суррогат – обновленная и наивная сотрудница полиции, работающая в связке с Гриром; устаревшая версия суррогата, художница с артистическими наклонностями. Но есть еще и третья Питерс, которая является частью загадки.

Рада Митчелл – агент Питерс

“Благодаря персонажу Дженнифер Питерс зритель сам принцип идентификации личности ставится под сомнение, – говорит Рада Митчелл. – Мне было очень интересно сыграть эту героиню. Или, точнее, этих героинь. Кто такая Дженнифер Питерс? Она постоянно сидит дома в своем кресте подключения, мы ни разу не увидим ее настоящую. Она шатенка; свалявшиеся волосы, нездоровая кожа, огромная задница и забавный прикус. Она нипочем не согласится покинуть уединение своего дома. Поэтому познает мир через своего робота, который вместо нее работает в ФБР. Мы видим только ее суррогата, который тоже является Дженнифер Питерс”.

Розамунд Пайк сыграла Мэгги, одержимую суррогатной технологией жену Грира. “Мэгги – очень красива, но видит в себе только недостатки, – говорит Дэвид Хоберман. – Она хочет смотреть в зеркало и видеть идеальную красавицу. Для Грира красота сосредоточена внутри человека, а не снаружи. Он полюбил ее за то, каким человеком она была, а не за то, каким выглядела”.

Розамунд Пайк – Мэгги

“Грир и Мэгги – очень реальная пара, переживающая утрату ребенка, – рассказывает Розамунд Пайк. – Муж выпускает пар, с головой погружаясь в работу. А моей героине приходится выпутываться из депрессии в одиночку. Из-за этого состояния она обращается к суррогату, который делает ее совершенной. Общение между мужем и женой фактически становится общением двух роботов”.

По словам Розамунд, она видела свою героиню, как “стюардессу времен 50-х – стройные девчонки из “Пан Американ” в миниатюрных костюмчиках”. Человеческие прототипы были куда менее привлекательными. “Чувствуешь себя очень беззащитной, когда приходится сбросить с себя всю одежду и признать существующие недостатки”, – объясняет Пайк.

На роль Кантера – прародителя суррогатной технологии – создатели фильма взяли двух актеров: Джеймс Френсис Джинти сыграл Кантера в молодости, а Джеймс Кромвелл – Кантера в более зрелом возрасте. “Он – стареющий мужчина, разбитый параличом, – рассказывает Джонатан Мостоу. – Кантер проводит свою жизнь в инвалидном кресле, которое одновременно является креслом подключения. И по идее, создавший суррогатную технологию Кантер должен осознавать, что его детище ушло намного дальше, чем он планировал изначально”.

Винг Рэймс в роли Пророка

По другую сторону феномена суррогатов стоит безумный провидец, именующий себя Пророком. На роль одержимого фанатика был приглашен актер Винг Рэймс. “Винг – феноменальный актер, который идеально вписался в отведенный ему образ”, – говорит еще один продюсер картины, Тодд Либерман. “Вокруг него – аура силы и лидерства”.

СУРРОГАТНЫЙ МИР

Созданием мира суррогатов занимался художник-постановщик Джефф Манн. Одним из самых завораживающих его изобретений стало так называемое “кресло подключения” – устройство, с помощью которого операторы контролировали своих механических двойников. “С креслами пришлось немало повозиться, – говорит Манн, – потому что я не хотел, чтобы они выглядели слишком похожими на своих стоматологических коллег. Наши кресла получились комфортными, несмотря на обилие датчиков, которые улавливали не только волны головного мозга, но и напряжения мускулов”.

Вдобавок к креслу подключения Манн сконструировал еще одну немаловажную деталь интерьера – колыбель подзарядки. “Когда вы покупаете суррогата, он доставляется в специально многофункциональном контейнере, служащем одновременно и как тара для перевозки, и как устройство для подзарядки робота, – объясняет режиссер Мостоу. – В конце дня репликант возвращается домой, ложится в колыбель и подключается к сети, чтобы восстановить потраченную за день энергию”.

Помимо технических новинок необходимо было придумать и самих суррогатов. Роботизация основного актерского состава и сотен статистов, появляющихся в фильме, стала возможной благодаря усилиям двух отделов, занимавшихся гримом. Основной командой гримеров руководил обладатель премии “Оскар” Джефф Дон (“Терминатор 2: Судный день”). Специальная команда, занимавшаяся дизайном запчастей для роботов, находилась в ведении другого оскароносца – Ховарда Бергера (“Хроники Нарнии: Лев, Колдунья и Волшебный шкаф”).

“Основной трудностью для гримеров и визажистов, работавших на съемках, стало определение различия между человеком и суррогатом, – говорит Дон. – Суррогаты сделаны из пластика? Выглядит ли заменяющая кожу субстанция естественно или есть какое-то отличие? Они – настоящие Аполлоны и Афродиты? Или простые симпатичные люди? Труднее всего было сделать людей, которые и без того неплохо выглядят, еще красивее”.

По словам Дона, Брюс Уиллис никоим образом не возражал против своего естественного вида – даже когда гримеры добавили некоторые малопривлекательные детали. “Грир-человек – немного старше, немного сморщенней, немного потрепанней, – говорит Дон. – Брюс довольно стойко пережил подобные описания. Когда мне пришлось немного состарить его, добавить несколько морщин, бородку с проседью – он охотно все это принял. Чтобы суррогат Брюса выглядел идеально, его образу был добавлен русый парик и цветные линзы”.

Начальнику отдела по суррогатному гриму Ховарду Бергеру пришлось изучить историю развития суррогатной технологии, чтобы сконструировать большой ассортимент запчастей и аниматронных кукол для съемок фильма.

“Количество попыток, в хоте которых мы пытались понять схему развития суррогатов, не поддается счислению, – говорит Бергер. – Я часами просиживал с Джеффом Манном и Джонатаном, работая над этой схемой. Но чем больше вопросов решалось, тем больше возникало. Чего в них больше – робота или человека? Они сделаны из пластика или металла? Из чего сделана их кожа, если из силикона, то насколько прочного? Есть ли в них какие-то органические соединения? Используется ли углеродное волокно? Труднее всего было определить, как должен выглядеть эндоскелет. Чем вообще наполнен суррогат? Мы решили, что он будет полностью синтетическим – пластик и углеродное волокно. Полностью механический. Робот”.

Читайте также:

Один комментарий

  1. Аватар Drakon:

    Как же халтурно смотрятся последние два кадра(( И, судя по ним, Мостоу решил снять еще одного Терминатора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *