Интервью с Дженнифер Лоуренс: откровенно о побочных эффектах славы

Сама Дженнифер говорит, что она состоит из множества противоречий. Это удивительно слышать от актрисы, которая родилась в Кентукки и выросла из подающего надежды ребенка во всенародную любимицу. Немногие актрисы кажутся такими настоящими, да и немногие люди, а в ней каждое движение и даже каждый ляп могут стать новым хитом для Твиттера – именно такое впечатление 23-летняя Лоуренс произвела на журналиста, которому давала интервью.

При том, что Лоуренс играет главную роль в фильме «Голодные игры» и является лицом Диор, она та, с кем бы хотелось дружить. Она, как и большинство девушек, любит туповатые реалити-шоу и делает хороший мясной пирог. Но часто она становится слишком серьезной. Она еще пытается понять, где она в этом запутанной мире славы и взрослой жизни. Пока оскароносная актриса не может собраться с мыслями, она уже решила сделать перерыв. Правда, с ее успехом это вряд ли получится.

– Как проходили съемки продолжения «Голодных игр»?

– Я думала, что я просто вернусь играть ту же самую роль, что немного скучно, потому что я всегда играю что-то новое – новое кино и новое место. Но моя героиня сильно изменилась. Это действительно было интересно.

– Вы работаете над еще несколькими фильмами, основанными на книгах, такие как «Серена» и «К востоку от рая». Вы много читаете?

– Да! Через книги было мое первое знакомство с историями, почему я и полюбила кино. Сейчас я читаю «Алхимика» и мемуары Кита Ричардса.

– Книга безумная, но отличная.

– Замечательная! Я видела «The Rolling Stones» на концерте, когда мы снимали «Люди Икс» в Монреале, и просто полюбила их.

– Как вам Монреаль?

– Классный город. Там очень расслабляющая атмосфера, очень индивидуальная, это что-то свое. Рестораны восхитительны. Мой любимый, наверное, «Барокко» в старом порту.

jennifer_lawrence_d2f382ac

– Вы упомянули Кита Ричардса, у которого очень длинная карьера. В ваши 23 года вы уже достигли многого. У вас есть цели, которые запланированы на старший возраст?

– Я бы хотела снять кино. Сейчас я продюсирую, и надеюсь, что я могу быть хорошим продюсером. Ну и, конечно же, обычные жизненные вещи: семья, определиться, где я хочу жить – то, о чем думает каждая девушка.

– Что для вас значит быть хорошим продюсером?

– Я читала все эти невероятные сценарии, а потом ехала по западному Голливуду и видела постеры для фильмов и думала, что они смешны. Как актрисе, мне кажется, что это дурацкая привычка постоянно использовать узнаваемых людей. Люди боятся привносить что-то новое. Есть так много классных актеров, у которых просто нет шанса быть увиденным, потому что они еще не известны. Потому моя цель как продюсера – дать новым людям шанс, новым сценаристам и актерам – вместо повторного использования других.

– Удивительно, что в вашем возрасте вы уже думаете о наставничестве.

– Спасибо. Но это не только наставничество, это просто способ дать талантливым людям заслуженную возможность.

– Потому что вы стали известной так рано?

– Да. У меня есть друзья-актеры, которые очень талантливы, но им должен помочь кто-то более известный. У них одна надежда на меня.

– Как вы измеряете свой успех?

– Счастьем. Я думаю, все еще можно жалеть людей, у которых есть деньги, машины и дома, ведь вы видите, что они несчастны и неудовлетворенны. Мы думаем, что такие вещи сделают нас счастливыми, но это не так.

– Вы счастливы?

– Да, к счастью.

_d58591d0

Вы живете в гламурном мире, что, в частности, включает сотрудничество с Домом Диор. Ваше отношение к моде изменилось?

– Да, потому что раньше я никогда так не интересовалась модой. Я как и любая девушка: хочу носить что-то, чтобы выглядеть хорошо, но когда доходит до красной дорожки, я никогда не упрямилась. Но если у тебя нет своего мнения, тогда оно будет у другого. Потому я решила быть более определенной в том, что мне нравится, а что нет.

– Люди думают, что знают вас. Как вам это?

– Да я точно также думаю. Я встретила Сандру Баллок, и это было: «О, бла-бла-бла», было смешно. Я не понимала, пока не отошла и не подумала, что, наверное, это было грубо. Я подумала: «Боже мой, я только что поступила с Сандрой Баллок так, как другие обращаются со мной».

– Как бы вы себя описали?

– У меня немного от моей матери и от отца. Я нервная, но и слепо уверенная. Я люблю посмеяться. Все, что мне нужно для счастья – это посмеяться. Это то, что мне нравится в Дэвиде О.Расселе (режиссер «Афера по-американски»). У него свое особенное чувство юмора. Он как сумасшедший ученый. Он по-настоящему блестящий человек, как Док из «Назад в будущее»!

– Вы когда-нибудь думали сыграть чисто в комедии? Вы такая забавная.

– Спасибо! Я чуть не сошла с ума: меня пригласили в фильм «Телеведущий-2». Это была моя мечта, но я не смогла, и это отстойно. Я уже была занята на другом проекте.

– А написать свой сценарий не думали?

– Раньше думала. Но сейчас я так устаю, что не могу представить, чтобы делать что-то еще, кроме того, чтобы работать и спать. Но, надеюсь, когда мой график станет попроще, возможно, я займусь и сценарием. Надеюсь, не налажаю. Посмотрим.

– Где сейчас ваш дом?

– Мои родители живут в Кентукки. У меня своего дома нет. Я просто разъезжаю от фильма к фильму. Немного одиноко, потому что когда я работаю над фильмом, я чувствую, что у меня есть дом. Но когда мы заканчиваем, я думаю: «Боже, что мне делать? Куда мне ехать?» Потому было бы хорошо иметь основу. Я не знаю, где она будет, и когда у меня будет на это время, потому я свыкаюсь с этим кочевым чувством одиночества.

jennifer_lawrence_86e62e2c

– Когда вы возвращаетесь в Лос-Анджелес, вы гуляете по городу?

– Я постоянно торчу дома. Это как домашний арест. Плохо то, что чем больше ты появляешься в таблоидах, чем больше знаменитостью ты становишься, тем меньше ты актер. Чем больше люди видят твою настоящую жизнь, тем меньше они могут раствориться в твоем персонаже. Единственный способ, как я могу не попадать в таблоиды, это сидеть дома, что отстойно. Иногда я могу одеть шляпу и поехать на велосипеде, так что пока кто-то узнает меня, я уже успею уехать.

– То есть ваша стратегия – просто быть быстрой?

– Это хорошая мотивация тренироваться.

– Хочется ли вам иногда оставить в стороне свою актерскую личность?

– Постоянно. Доктор снимает свой докторский халат и идет домой. Иногда я тоже так хочу. Прогуляться по улице, выпить кофе, пойти в ресторан и просто посидеть там. А так люди постоянно смотрят, и я не могу ничего делать. Это меня пугает. Потому что если я захочу написать мемуары, то все они будут о времени до известности, когда я могла делать все, и люди еще не пялились на меня.

– И что вы собираетесь делать?

– Честно, я не знаю. Это беспокоит меня. В Лос-Анджелесе есть много интересного, и мои друзья здесь, но приходится ехать куда-то в другое место, где спокойнее.

– Что выводит вас из себя?

– Я никогда не кричу на людей. Ну, могу накричать на маму. Она, наверное, единственный человек, на которого я могу накричать. Да, меня раздражает все, что связано с известностью. Кто-то может меня сфотографировать просто в моем гостиничном номере и разместить это онлайн, и это законно. Или какой-то мужчина может спать под моим домом и преследовать меня. Люди чувствую себя вправе влазить в мою жизнь. Конечно, это раздражает и злит. Когда я на красной дорожке или каком-то мероприятии – это моя работа и я счастлива. Но когда это касается личной жизни – это меня расстраивает.

– Кем вы восхищаетесь?

– Мерил Стрип – одна из самых великих актрис в мире, но я ею восхищаюсь и на личностном уровне. Надеюсь, я смогу добиться того же, что и она: личной жизни, о которой никто не знает.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *